Касабланка

Касабланка! Воспоминания хлынули, как сбежавшая из кастрюльки каша…. Я была в Касабланке, ровно 25 лет назад. Это был мой первый круиз, что интересно, кроме Марокканской Касабланки, Хайфы в Израиле, Измира в Турции, Пирея в Греции, Александрии в Египте и Кипра я не помню ничего, хотя за две недели круиза, портов должно было быть больше… Пирей помню, потому что от него рукой подать до Акрополя, потрясшего монументальностью развалин. Измир, потому что купила там первую в жизни кожаную куртку. Хайфу, потому что смогла увидеть близких людей, с которыми после их эмиграции уже не чаяла свидеться… А Касабланку помню из-за традиционного восточного рынка… Это был март, первый в моей жизни по-летнему тёплый март. Подолгу валяясь на верхней палубе огромного лайнера, покрываясь под солёным ветром гусиной кожей, я неистово пыталась загореть, в набирающих силу солнечных лучах. Я слушала как шепчется с волнами ветер, наблюдала как стальная черноморская вода постепенно превращается в синюю средиземноморскую и лазоревую адриатическую, я источала счастье.. А ещё, я была романтична, наивна и совсем не приспособлена к коммерции. Чего нельзя было сказать о большинстве туристов, более того, многие из них специально отправлялись в плаванье с целью поправить своё материальное положение. Скупали в Египте, дефицитные гипюровые шторы, в Турции пластиковые, едва вошедшие в моду, вьетнамки и кожаные куртки, и загоняли по приезду в Москву втридорога. Но, в руках особо одаренных умельцев, товар приносил доход даже не покидая акватории Средиземноморья, прямо по ходу маршрута. Помню, как в Александрии местные торговцы гроздьями висели на иллюминаторах нашего теплохода скупая у туристов хозяйственную утварь, приобретенную специально для перепродажи, в порту предыдущей страны. Так Касабланка! Касабланка город моего первого восточного базара, до его посещения я знала о Морокко только то, что мои любимые апельсины помечены черным ромбиком с набранным золотистым курсивом названием этой страны. … Итак, я шла на рынок с одной целью, купить ткань для своего первого концертного платья, в Москве начала девяностых, о ярких сценических тканях можно было только мечтать, вот я и грезила о заморских бархатах и шелках, аки Настенька об аленьком цветочке. Рынок потряс меня пиршеством красок, терпкостью ароматов, изобилием невиданных фруктов, сладостей, специй, криками, нарядами и толчеей. Формы мои в то время были, по арабским меркам, завидные и, пробираясь в толпе к желанным текстильным рядам, я то и дело обширной своей кормой ощущала лёгкие пощипывания. Не буду долго растекаться мыслью по древу, но тогда на рынке я не нашла своего «аленького цветочка», ограничилась покупкой пары шелковых платков, один из которых, до сих пор, с упорством продолжает носить моя мама. А изысканный чёрный бархат, на серебряной основе, я нашла в сумеречном маназине старого Киприота в Ларнаке. Узнав о том что я начинающая певица из далёкой холодной России, торговец сделал мне внушительную скидку. И платье это я иногда надеваю до сих пор… по особому случаю.

Оставить комментарий